Ирина , г. Саратов

18.06.2020

В 80-ые годы мы много путешествовали на автомобилях по всему бывшему Советскому Союзу. У моих родителей был красный Запорожец 968, у родственников — Запорожец 968 М, а у друзей Москвич — 412. И вот на этом автопарке куда мы только не ездили, чего только не повидали! В августе 1987 года мы отправились в Молдавию. Побродили по зелёным улицам Кишинёва, искупались в Дунае, наелись чорбы и мамалыги. А на обратном пути заблудились. Навигаторов и сотовых телефонов тогда не было, ориентироваться приходилось по атласу автомобильных дорог СССР, и, видимо, где-то не там свернули и куда-то не туда уехали. Причём как мы привыкли в России — хорошая дорога — значит, областной центр, убитая проселочная — деревня. А в Молдавской ССР к каждому хутору, даже из 3 домов, вела широкая, гладкая как стекло, шикарная асфальтовая дорога. И вот кружили мы, кружили по этим шоссе между маленьких деревушек, запутались окончательно. А тем временем начало темнеть. Пришлось остановиться в одном из крохотных хуторков, чтобы запастись водой, узнать дорогу и попросить разрешения разбить палаточный лагерь недалеко от людского жилья. В первом же белом домике с синими ставнями, увитом виноградом нам предложили поужинать и переночевать. Мы отказывались, предлагали деньги, но хозяин категорически настоял на своём. И вот, когда мы вкусно поужинали мамалыгой и уже запивали плацинду домашним вином, вдруг увидели в буфете фотографию, с которой на нас смотрели родные глаза. Фронтовое фото деда. Дед и ещё один солдат смотрели на нас с пожелтевшей карточки. "Что это? Откуда у вас это? - дрогнувшим голосом спросила мама. Дело в том, что дед прошедший всю войну, с 1939 года, когда его призвали в ряды Красной Армии, до 1946 года, 5 раз раненый и 2 раза контуженный, никогда нам не рассказывал о войне. Мы с сестрой вились около него, упрашивали :"Деда, расскажи!", а он отмахивался от нас и говорил :"Не надо вам этого". На 9 мая только садился за стол в саду под яблоней с соседом - фронтовиком и молчали. Поэтому о службе отца и деда мы не знали ничего. И вот, в далёком гуцульском хуторе, черноусый молдаванин рассказал нам о том, как в 1944 году наши войска форсировали Вислу и моему деду, сержанту Солоп Фёдору Ивановичу, дали приказ тянуть связь на противоположный берег. На лодке, сквозь огонь и дым он вместе с сослуживцем, грузином по национальности, тянул провода. Друга убили. Дед был ранен в руку. Но с раненой рукой, под ливневым огнём противника протянул провода и попутно вынул из бурлящей от пуль воды 21 раненого советского солдата. Один из них, молдаванин Васил, спасенный дедом, стал впоследствии его другом, вместе расписались на рейхстаге. А Бог путешествий, не иначе, привёл нас в дом его сына Фёдора.

Ирина  Чубарова

Ирина  Чубарова

Поделитесь сообщением с друзьями