Татьяна, г. Москва

10.08.2020

...Ввалившись в глиняную колею, окружённую высокой травой, колёса стали проворачиваться и юлить. Я остановилась. Без связи, света, координат на местности. Конечно же, никакое радио не работало и я негромко включила диск. Человеческий голос отозвался во мне радостью и надеждой. Я была не одна. Стала сдавать назад, пытаясь выбраться из мокрого поля, но колеса не слушались. Глина вылетала из-под резины под рев двигателя. Я почувствовала, что вспотела. Скрюченные пальцы горели на оплётке руля. Попробовала сдать ещё раз. Машина дернулась и вырвалась из трясины. Я с облегчением вздохнула и начала медленно пятиться дальше, разговаривая вслух с машиной, с глиной, со звёздами. Давно не разговаривала с глиной, честно говоря. Вернувшись на перекресток, я повернула на вторую дорогу. Та шла вдоль изб и была сделана из бетонных плит, между которыми чернели большие зазоры, из-за чего машина подпрыгивала каждые полтора метра. Но я опять упёрлась в тупик. Пришлось признать, что надо возвращаться. Впереди меня ждала абсолютная темнота. На лобовом стекле всё также беспечно спал туман, а на дороге лежали всё те же колдобины, только уже в зеркальном варианте. Если на пути туда, я тщательно объезжала все ямы, то на обратном, уже тряслась в машине как в телеге, поглядывая на стрелку бензобака, стремящуюся к нулю. За окном мне мерещились какие-то огромные декорации. Я пила воду и уже сильно хотела есть. Но в машине катался на полу только грязный арбуз, который я купила в посёлке Силикатный около Йошкар-Олы. Покупая, выразила надежду на то, что арбуз не впитал в себя название поселка. Колдобины продолжались. Спустя два часа я увидела свет заправки. Обрадовавшись, подъехала и вышла из машины. Было три часа ночи. Прохладный воздух лег на мои плечи и я застучала зубами, постучав в окошко оператора. Сонное мужское лицо появилось в пластиковой рамке окна. – Здравствуйте, девяносто пятый до полного бака. – У нас только девяносто второй. – Ойй. А как мне быть? – Залейте пять-десять литров девяносто второго. Хватит дотянуть до следующей заправки. – О боже. А дорога сейчас лучше станет? – Хуже. – Как хуже? Куда ещё хуже? – я почувствовала, как мои красивые голубые глаза затмевают одноглазую Луну. – Ещё километров двадцать пять колдобин. – О нет. А где я? – Республика Марий Эл. На границе с Нижегородской областью дорога станет хорошей. – О боже. Хорошо, пять литров вашего девяноста второго, пожалуйста. А интернет где появится? – К утру. Я повесила пистолет и хлопнула дверью. В ту ночь мне казалось, что на дорогу выходили медведи, кабаны и лоси, посмотреть, как я объезжаю ямы. Раз десять мне приходила мысль про то, что я проткну колесо, но каждый раз я надеялась, что я здесь не за этим. Ближе к утру я въехала на границу Нижегородской области, добралась до первой деревни, и не имея больше никаких сил разлеплять глаза, заснула в машине, остановившись под большим деревом.

Татьяна Косарева

Поделитесь сообщением с друзьями